Соседи, которые нас выбирают

Соседи, которые нас выбирают

Надеемся, название этой рубрики не введет уважаемого читателя в заблуждение. Она, рубрика, посвящена не столько проблемам легкого стрелкового оружия, сколько поиску ответа на вопрос: куда мы идем, с какими странами и народами хотим дружить и, что самое важное, каковы наши перспективы в претерпевающем бурные изменения европейском регионе. Сегодня мы представляем первую статью на эту тему.

Нашумевшее заявление президента Европейской комиссии Романо Проди, сделанное им в декабре 2002 года по итогам копенгагенского саммита Евросоюза, стало холодным душем не только для наших соседей из Украины, но и для части белорусов, ориентированных на Запад. В то время как восемь наших бывших соседей по социалистическому блоку – Венгрия, Латвия, Литва, Польша, Словакия, Словения, Чехия и Эстония – получили официальное приглашение на вступление в Европейский союз, Украина вкупе с остальными странами бывшего СССР получила недвусмысленный поворот от евроворот. Претензии Украины, которую приравняли к маленькой Молдове и славящемуся своими фруктами Марокко, были фактически названы “необоснованными” и не имеющими никакого отношения к реальному положению дел. Сторонники идеи Великого славянского братства получили лишний повод поиздеваться над вдребезги разбитыми европейскими иллюзиями “западенцев”, а положение самих еврофилов на украинской политической арене серьезно пошатнулось.

Тем не менее, как показывает дальнейшее развитие событий, Европа все еще далека от принятия окончательного решения по поводу дальнейшего расширения ЕС на Восток и голоса в пользу необходимости вовлечения в европейские процессы Украины, Беларуси и Молдовы становятся все громче, а их интонации – все требовательнее.

Первой ласточкой здесь стала известная публике геополитическая инициатива польских властей, весьма прозрачно намекнувших, что отлучение от Европы таких сильно “завязанных” (не только в экономическом, но и в цивилизационном отношении) на ее восточную часть стран, как Украина и Беларусь, может не самым благоприятным образом отразиться на будущем континента. Заявление польского МИДа содержало и предложение разработать специальную программу демократизации для этих государств, а также интенсифицировать мероприятия по созданию благоприятного имиджа ЕС среди белорусов, молдаван и украинцев. Разумеется, значение этой партизанской инициативы не следует переоценивать: Польша уже неоднократно давала понять, что намерена наращивать свое влияние в регионе и, в будущем, предпримет максимум усилий, чтобы стать центром “Речи Посполитой XXI века”. Однако дело этим, похоже, вряд ли закончится.

На этой неделе специалисты четырех научно-исследовательских центров, занимающихся проблемами развития региона, опубликовали еще одно исследование, выводы которого внушают некоторый оптимизм: расширение Евросоюза не может считаться законченным до тех пор, пока в него не войдут Беларусь, Украина, Молдова и, может быть, Россия. Особое значение в этом контексте придается проблеме ужесточения визового режима и резкого ограничения свободы передвижения граждан постсоветских государств в новые страны-члены ЕС и обратно. Авторы доклада делают особый акцент на том, что создание бюрократического “бумажного занавеса”” уже в ближайшем будущем может привести к проявлению самых неприятных рецидивов периода Холодной войны.

Конечно, следует признать, что отчасти опасения противников расширения ЕС на Восток вполне рациональны. С каждой новой страной, встающей под усыпанное звездами синее знамя, проявляются все новые и новые проблемы чисто управленческого характера и чем больше этих стран, тем сложнее становятся вопросы выработки единой политики, усложняются проблемы финансового регулирования, возрастают противоречия между богатым Западом и бедными родственниками из Центральной Европы.

Но вообще складывается впечатление, что значительная часть европейского политического истеблишмента действительно так и не смогла побороть в себе поросшие мхом стереотипы времен противостояния двух систем. Бывшие советские республики (и в первую очередь – Украина, Беларусь и Россия) до сих пор рассматриваются в качестве потенциальных противников и экспортеров преступности и нелегальных иммигрантов на европейский рынок. Как выразилась по этому поводу Хезер Граббе (Heather Grabbe) из лондонского Центра европейских реформ, “глядя на конкретные аспекты политики Евросоюза в отношении Украины, Молдовы и Беларуси, становится ясно, что она нацелена только на визовые ограничения, пограничный контроль и тому подобное … все нацелено лишь на то, чтобы защитить нас от этих стран, а не углублять наши связи с ними”.

Однако отказ от дальнейшей экспансии не решит, а лишь усугубит давно назревшие проблемы Евросоюза: ведь ни для кого не секрет, что ЕС давно перерос изначально заданные ему рамки региональной зоны свободной торговли. Это уже панъевропейская империя, население которой скоро сравнится по численности с Китаем, империя, имеющие все шансы стать мировым экономическим и военным лидером, окончательно вытеснив на ту сторону Атлантики терзаемые экзистенциальным кризисом Соединенные Штаты Америки. Политикам, управляющим этой империей, вряд ли понравится жить в благоустроенном дворце с теплыми сортирами на фоне чистых английских лужаек, но при этом имея под боком бедных и ненавидящих их соседей, отлученных от цивилизации лишь за то, что в свое время Сталину удалось прибрать к рукам их земли. И понимание этого печального факта с каждым годом становится все более четким.

Так, Романо Проди, фактически, взял свои слова обратно, заявив, что новые границы ЕС должны быть взяты в “кольцо друзей” (читай: “режимов, лояльных к Новой Европе”). Предложенный им новый вариант политики в отношении ближайших соседей Евросоюза предполагает усиление сотрудничества со всеми новыми соседями, начиная с Украины и России, через Кавказ и Молдову и заканчивая далекими Марокко и Тунисом. Центральные координационные органы ЕС пока далеки от выработки некой единой политики в отношении своих новых соседей, а потому наращивание трансграничных отношений, по всей видимости, будет отдано на откуп правительствам стран, готовящихся вступить в Евросоюз в следующем году.

В первую очередь, это касается смягчения последствий ужесточения визового режима с их ближайшими соседями, оставшимися за бортом процесса объединения Европы. В качестве одного из последних примеров такой “локальной интеграции” можно привести так же принятое на этой неделе решение польского правительства о предоставлении гражданам Украины бесплатных виз для въезда на территорию Польши. Вполне возможно, что и недавнее восстановление Национального собрания Беларуси в качестве члена Парламентской ассамблеи ОБСЕ так же является одним из шагов по реализации новой “добрососедской” политики ЕС. Кроме того, европейцы намерены всячески поощрять движение городов-побратимов, которые могли бы укреплять международные отношения, так сказать, на микроуровне.

Тем не менее, если украинцам, наконец, дали повод помечтать о будущей жизни в единой Европе, при условии, что следующие президентские выборы пройдут честно и без участия в них Леонида Кучмы, то белорусам пока не стоит тешить себя несбыточными иллюзиями. Стратегический план действий Евросоюза в отношении нашей страны на период 2004-2006 годов будет представлен общественности только в середине этой весны, но Брюссель уже сейчас дает понять, что потепления отношений не будет до тех пор, пока Лукашенко не сложит с себя полномочий, а сама Беларусь не вступит на путь реформирования экономической и политической системы. И вот здесь уже возникает ряд интересных вопросов.

Очевидно, что, если можно так выразиться, gravitational pull Европы в отношении Беларуси очень силен уже сейчас. По своей силе он, разумеется, пока уступает российскому, но постепенно он будет расти и, возможно, достигнет своего пика после вступления в ЕС Украины. Польша, Латвия, Литва – потерю этих соседей, учитывая относительно низкий уровень нашей экономической и этнокультурной взаимозависимости, еще как-то можно пережить, но возведение железного занавеса на белорусско-украинской границе может стать решающим фактором с точки зрения выбора “цивилизационного пути”. Что произойдет в результате этого выбора, сказать тяжело. Очень может быть, что Беларусь постигнет судьба мифической планеты Фаэтон, разорванной притяжением Марса и Юпитера, и тогда на карте мира снова появится Западная Беларусь, а ее восточная часть станет одной из многочисленных российских губерний. Мы еще вернемся к этой теме.